Александра ДЕРБЕНЕВА

Четыре темперамента барокко

Недавний концерт в Малом зале Филармонии представил публике не только музыку, которая в последнее время все более привлекает внимание отечественного слушателя, лаская слух модным и таинственным словом "барокко". Музыка разных композиторов была объединена именем одного мастера — создателя скрипок Александра Рабиновича.

Когда-то Амати, Страдивари, Гварнери окружили ремесло изготовления инструментов атмосферой романтики, тайны и почти священного трепета, которая до сих пор заставляет людей верить в "потерянный секрет".

Петербургский мастер почти четыре века спустя заново открывает старинную технологию итальянских мастеров, дает нам шанс приблизиться к той незабвенной эпохе, когда музыкальные чувства и инструменты, на которых их можно было выразить, отличались своей подлинностью. Несколько инструментов Александра Рабиновича, объединенные в концерте, создали ансамбль редкой тембровой сбалансированности, благодаря чему исполнение музыки в этот вечер приобрело характер искусного музицирования, с почти парадоксальным сочетанием аутентичности и чувственной непосредственности.

Стильное звучание старинной музыки производило впечатление бережно хранимой традиции, но артистизм исполнителей обнаружил в этой традиции нечто близкое нам — столь драгоценную и редкую в наше время чистоту и первозданность художественных переживаний.

Для барочного человека мир складывался — как в барочной сюите — из четырех частей. Четырех темпераментов. Кажется, в соответствии с этим принципом сложился и ансамбль музыкантов этого вечера.

Умеренной алеманде соответствовал Лев Клычков, особенно благородно исполнивший сонату Вивальди — так, что музыкальная эмоция, едва расцветающая в произведениях знаменитого итальянца, была одновременно трепетной и сдержанной. Оживленной куранте — Андрей Решетин, игра которого была проникнута тем изысканным вдохновением, которое, по барочным представлениям, находится на грани музыкального блаженства. Сергея Фильченко можно было сравнить с энергичной жигой: ему, пожалуй, более всех удалось обнаружить саму душу барочной музыки — ее танцевальную природу. Исполнение партии бассо континуо Ириной Шнееровой (клавесин) и Дмитрием Соколовым (виолончель) было по величественности сродни медленной сарабанде.

Барочной эпохе свойственно приписывать музыке магическую власть над временем. И когда музыканты, исполняя старинные произведения, в этот вечер брали в руки инструменты современного мастера — время послушно замирало.

10.12.1998 "Вечерний Петербург"