Юлия БРОЙДО

Early Music. Пусть меня научат.

Кто будет играть старинную музыку в нашем веке?

Лет десять назад, когда количество людей, профессионально занимающихся старинной музыкой, в нашей стране стало исчисляться не единицами, а десятками и даже сотнями, никто и помыслить не мог о создании специального учебного заведения, в котором музыку эту изучали бы столь же подробно и досконально, как "классическую". А "классика" эта, набившая оскомину за годы школьноучилищноконсерваторских мучений "классика", за которой скрывался ничтожно малый фрагмент музыкальной истории - с конца XVIII до начала XX века, заставляла прогрессивных музыкантов искать новые пути для того, чтобы не законсервироваться в академическом болоте. Все - или почти все - отечественные барочные музыканты были и остаются самоучками. Вряд ли положение способны изменить единичные мастер-классы и краткосрочные контракты с музыкантами и коллективами "оттуда" - из стран, где Маре и Телемана люди слушают с детства: в церкви "живьем" и дома по радио.

Три года назад, когда счет барочных музыкантов в нашей, хоть и несколько уменьшившейся за это время, стране явно перевалил за тысячу, в Петербурге произошло событие поистине революционное, хотя поначалу и малозаметное. Осенью 1998-го в Малом зале Филармонии и Капелле при поддержке Британского совета состоялись несколько концертов в жанре early music. Они были обозначены как Фестиваль старинной музыки в рамках празднования 300-летия посольства Петра I в Великобританию. Годом позже прошел второй фестиваль, потом третий...

В общем, теперь Международный фестиваль старинной музыки в Петербурге стал предметом нескрываемой гордости петербуржцев и жгучей зависти москвичей. Но вот специального учебного заведения так и не появилось: начинающим аутентистам по-прежнему предлагалось слушать, думать, пробовать самостоятельно. Наиболее "упертые" уехали учиться на Запад - благо теперь такая возможность есть у всех (или почти у всех).

В столице пошли другим путем. Там еще несколько лет назад при Московской государственной консерватории был создан факультет старинного и современного исполнительского искусства, который возглавил мэтр отечественного аутентизма Алексей Любимов. И теперь пришла очередь петербургской молодежи кусать локти от зависти: студенты любимовского факультета демонстрируют вполне европейский профессионализм как в обращении со старинными инструментами, так и с музыкальными текстами самых разных стилей.

Но сейчас, кажется, и в Петербурге наметились изменения Фестиваль старинной музыки представил свой новый проект - "Оркестр Екатерины Великой", художественный руководитель - Дмитрий Зубов. Этот камерный струнный ансамбль по составу подобен придворным капеллам, услаждавшим слух императоров российских на заре петербургской истории: скрипки, альты, виолончели, контрабас и клавесин. Все скри пачи и альтисты в "Оркестре Екатерины Великой" играют на современных копиях старинных инструментов работы петербургского мастера Александра Рабиновича, благодаря чему ансамбль звучит необыкновенно гармонично.

По замыслу идейного вдохновителя коллектива - художественного руководителя фестиваля Андрея Решетина "Оркестр Екатерины Великой" должен стать своеобразной академией старинной музыки, в которой российские музыканты получат возможность заниматься с ведущими европейскими учителями. Первые мастер-классы артистам "Оркестра" дала Мария Леонхард - мировая легенда скрипичного аутентизма. женщина, одной из первых взявшая в руки старинную скрипку.

"Оркестр" дебютировал концертом в Большом зале Петергофского дворца. Программа из сочинений Вивальди. Генделя и других композиторов той эпохи, подготовленная в предельно короткий для нового коллектива срок, прозвучала на очень хорошем профессиональном уровне. А неповторимый саунд скрипок Рабиновича - соло и в различных ансамблях - был способен покорить даже самого дотошного ревнителя стиля.

Теперь все зависит только от того, хватит ли у организаторов энергии и амбиций (а у потенциальных спонсоров - понимания), чтобы превратить "Оркестр Екатерины Великой" из одноразовой акции, приуроченной к фестивалю, в постоянно действующий коллектив. И тогда, возможно, у Петербурга будет настоящий барочный оркестр, а у молодых аутентистов - возможность совершенствовать свое мастерство дома. И тогда у москвичей появится еще один повод нам позавидовать.

11.10.2001 "Вечерний Петербург"